Как свобода и несвобода влияют на нашу устойчивость к стрессам?

Развивая реактивную авиацию в 1960-1970-х годах, учёные СССР пользовались экспериментальными данными, захваченными в фашистской Германии. Изучая их, они обнаружили интересный эффект.

Материалы немецких учёных рассказывали о экспериментах нацистов со скоростными вращениями в центрифугах, с катапультированием, со сверхзвуковым обдувом, с перепадом давлений. Свои эксперименты фашисты ставили на пленных пилотах из СССР, Франции и Великобритании. Задачей немцев было определить, какие предельные нагрузки может выдержать человек – то есть, все испытуемые в итоге погибли. Результаты нацисты зафиксировали в документах.

Советские учёные повторили эксперименты фашистов на себе и выяснили, что способны выдержать гораздо более экстремальные нагрузки, чем те, что немецкие исследователи считали предельными. Вытерпеть немецкий «смертельный» уровень перегрузок они смогли с лёгкостью, этот стресс даже не показался им неприятным.

Перед наукой встал вопрос: почему же узники лагерей умирали на этих экспериментах. Перед испытаниями их кормили хорошо, значит явно не от голода. Жили в одиночестве, изолированно, в относительно удовлетворительных условиях – значит, не от болезни или предельного стресса.

Психофизиологи выдвинули гипотезу, что основную роль в смерти испытуемых сыграла психика. Пленные знали, что это – эксперименты на предельный уровень нагрузок, и понимали, что погибнут. Они ощущали обречённость, и это лишило их воли к жизни. Кроме того, они ощущали бурю негативных эмоций: чувство позора, чувство несвободы, чувство стыда, что своим участием в экспериментах они помогают врагу.

В результате пленные оказались в состоянии перенести гораздо меньшую нагрузку, чем люди, которые шли на эксперимент добровольно, с чувством самоотверженности.

Можно констатировать, что собранные нацистами данные оказались некорректны, и поэтому самолёты, построенные на основе этих исследований, в конце концов привели бы Германию к краху. К счастью, нацисты не успели осознать свою ошибку.